Детский взгляд на наше сегодня

Однажды я проводила опрос среди детей: «Что такое настоящая жизнь?». Скромный мальчик за четвёртой партой поднял руку и тихо сказал: «Моя семья. Мама, папа, тётя и маленькая сестрёнка». Другой проговорил: «Чтобы тебя понимали. Если ты не согласен, зачем спорить и кричать? Гораздо приятнее уступить. Я пробовал и понял это». «Когда узнаёшь новое, рассказываешь родителям, а они тебя поддерживают», — был ответ девочки с голубым бантом.

Иногда мне кажется, что нет ничего интереснее и честнее, чем разговоры с детьми. Не наше обычное сверху вниз: «Ну, что в школе было?», а на равных — «А ты что думаешь?», «Как считаешь?».

Сегодняшние ребята 10-16 лет гораздо больше ценят свободу, выбирают то, что любят, и остро чувствуют одиночество. А ещё в их речи можно найти отражение нашей взрослой жизни: что мы делаем так, а что совсем не так.

Что же думает новое поколение о своей будущей карьере, какие желания готовятся загадать под бой новогодних часов, чему бы они хотели научить своих родителей и что бы такого сделали на месте директора школы? Отвечают ребята из разных районов и школ Красноярска.

О карьере: опустеют ли офисы?

Опишите вашу будущую работу: в офисе или из любой точки мира? Чем вы занимаетесь, сколько зарабатываете? Вы босс или хороший сотрудник?

Максим

Максим, 11 лет: Я хочу стать блогером с миссией: с помощью юмора «открывать» головы людей и класть внутрь информацию о том, что у нас есть проблемы (с экологией, например). Как бы внушать человеку, что нужно действовать и решать «болевые точки».

Я хочу работать из любой точки мира и только на себя. Не люблю быть пешкой в огромной игре под названием «корпорация».

Думаю, что «хорошая работа» — это куда ты идёшь не с вопросом «Чем я буду заниматься ПОСЛЕ работы?», а с мыслями «Чем я буду заниматься НА работе».

Для счастья мне нужно, чтобы денег хватало на дом, еду и компьютер (он необходим, чтобы зарабатывать), на сникерсы и другие шоколадки. Но, к сожалению, из-за моих проблем со здоровьем я не могу есть много сладкого.

Анюта

Анюта, 12 лет: Я хочу организовывать проекты и участвовать в них. Например, придумать развлекательное шоу и вести его! Я бы красиво одевалась, была бы весёлой. Много денег не бывает, но для начала я бы хотела получать 25 тысяч рублей, тратила бы их на еду, одежду и подарки близким людям.

Тимофей, 13 лет:
 Я вижу себя человеком, который будет работать в любой точке мира, с зарплатой от 60 000 до 100 000 рублей. Мне хотелось бы отвечать только за себя, поэтому я буду классным сотрудником-архитектором.

Для счастья мне нужно достаточно много. Хоть и говорят «не в деньгах счастье», я считаю, что для удовлетворения всех потребностей, таких как вместительная машина, просторный дом, интерьер в этом самом доме и всяческие развлечения, нужно 30—100 миллионов. А чтобы скопить такую сумму, нужна большая зарплата.

Соня

Соня, 16 лет: Я уже определилась с профессией, и это в каком-то смысле облегчило мне жизнь, поэтому свою будущую работу я вижу невероятно интересной, увлекательной и захватывающей. Я буду писать статьи о футболе! Обожаю футбол! Он — часть меня, половина моих интересов. Поскольку я хочу работать в пресс-службе какого-нибудь хорошего футбольного клуба, то вариант сидения в офисном кресле весь день не рассматривается! Пресс-служба всегда и везде ездит/летает с ФК!

Я бы не хотела быть большим начальником, люблю отвечать только за себя. Я чётко знаю, что делать, в голове есть план, а не выполнить его или выполнить плохо себе никогда не позволяю и не позволю.

Хорошая работа — это работа, на которую ты идёшь, понимая, что будет тяжело, но без чувства предстоящей каторги.

Кристина, 10 лет: Я бы хотела быть кондитером и открыть красивую, аккуратную пекарню. А лучше сеть пекарен по всему миру! Для счастья мне бы было достаточно миллиона.

О коронавирусе: вирус перемен

Как пандемия изменила вашу жизнь?

Максим, 11 лет: Когда была жёсткая самоизоляция и все сидели дома, я понял несколько неприятных вещей. Во-первых, люди, несмотря на то, что творят технологии, не умеют ими пользоваться! Во-вторых, русские не заботятся об окружающих. Весь мир попросили соблюдать самоизоляцию — все соблюдают. А у нас идут споры: маска или штраф? Многие ходили по улицам, пренебрегая безопасностью своей и других. Если мы не можем позаботиться о своём виде, то какая может быть речь об экологии, охране животных и других важных вещах?

Во время самоизоляции в марте я много думал и рассуждал. Я уже прожил 11 лет! Вау! Я задумался о людях, о том, кем я буду, и что я за существо такое. Если перечислять, до чего я додумался, то надо писать книгу в 100 томов. Вкратце: я понял, что способен на многое, хотя это мало кто видит. Главное — не лениться, думать и мечтать.

Анюта, 12 лет:
 Самым сложным в это время был апрель-май, потому что не выпускали на улицу и не хватало общения. Страшно мне было за родителей, больше всего — за бабушку, так как она уже в возрасте. Сейчас я не боюсь этого вируса. Мы бы победили Сovid-19 ещё весной, если бы все сидели дома. Сейчас нам надо носить маску и перчатки, обрабатывать руки антисептическим раствором.

Тимофей

Тимофей, 13 лет: Пандемия-2020 изменила мою учёбу и общение с близкими. Раньше я часто виделся с бабушкой и дедушкой, а теперь нет, потому что для них любые встречи опасны.

Удивительно, насколько быстро распространяется такая паршиво-маленькая штучка, как вирус, и сколько она может забрать жизней за короткое время…

Самым сложным в режиме изоляции было отсутствие встреч с друзьями. И даже когда разрешили выходить из дома, страх заразить или заразиться короной оставался. Страшно и тогда, и сейчас.

Закрыты границы стран, закрыты разные заведения. А ведь такого почти никогда не было! Жду, когда вакцину будут ставить простым людям.

Соня, 16 лет: Моя жизнь изменилась кардинально. Я старалась не сойти с ума, когда началось дистанционное обучение. В период самоизоляции я решила, что уйду из школы после 9 класса.

Я нашла работу.

А ещё поняла, что общение вживую намного приятнее переписки в инстаграме. Мы начинаем ценить что-то, только когда потеряем безвозвратно, поэтому сейчас я бережно отношусь к мелочам и к каждой минутке счастья.

Конечно, переживаю за здоровье близких. Моё мнение следующее: если мы все будем уважать друг друга, ответственнее относиться к сложившейся ситуации и соблюдать меры предосторожности, то есть большая вероятность, что мы победим всеми ненавистный Covid-19.

Анна

Анна, 13 лет: Я перестала общаться со всеми своими друзьями, поняла, что по сути мы чужие друг другу люди. Когда нельзя было выйти из дома, я обленилась. Очень надоедало сидеть дома, но мы честно соблюдали режим самоизоляции, потому что статистика заболевших росла с каждым днём, и было страшно. Было даже такое ощущение, что ты уже болеешь.

А что если заболеешь и умрёшь? Я впервые задумалась об этом…

Сейчас всё понемногу налаживается. Я нашла новых друзей, мир учится жить с болезнью — нужно выполнять просьбы Роспотребнадзора и стараться противостоять новому вирусу.

О семье: «Знай, я тебя люблю»

Я до сих пор помню бабушкины пироги с брусникой, иногда как будто чувствую их запах и вкус. Какие у вас семейные традиции? И давайте представим, что существует волшебная школа для родителей: чему бы их следовало там учить?

Анюта, 12 лет: Мы с мамой слушаем вечером аудиокниги. Она помогает мне разобраться с уроками. Мы ходим по магазинам и разговариваем.

Максим, 11 лет: У нас есть семейная традиция по выходным с мамой печь пиццу, а папа — наш главный дегустатор!

Я хотел бы научить пап не реагировать на всё фразой «ты же мужик» и не шпионить за детьми, пытаясь прочесть переписки и узнать, с кем дружат их дети. А мам я хотел бы научить отдыхать и передавать часть своей работы либо нам (детям), либо мужьям.

Я думаю, что нормальная семья — это где мелкие споры остаются мелкими, а понимание и уют увеличиваются.

Тимофей, 13 лет: Я считаю, что моя семья хорошая. Никто не пьёт, не курит, а тем более никто никого не бьёт. Живём в мире и понимании. Но если была бы школа для родителей, то пусть их научат соблюдать и оберегать личное пространство всех членов семьи, а то оно часто нарушается.

Соня, 16 лет: Когда я прихожу домой, уже с порога чувствую тепло, уют, что здесь меня все любят, все за меня. Мой дом — моя крепость.

У нас с особым трепетом относятся ко всем праздникам. Мама с самого детства объясняла мне, что на Пасху нужно красить яйца и печь кулич, в Новый год на столе должны стоять свечи. Я наизусть помню, как сервировать стол. Ежедневная традиция — мы с родителями что-то обсуждаем, особенно вечером, можно сказать, подводим итоги дня.

Маму я бы учить ничему не стала, а папу — быть чуть терпимее (папа, если ты прочтёшь, знай, я тебя люблю).

Анна, 13 лет: Семейные традиции — собираться вместе на Новый год, праздновать дни рождения. Когда что-то нужно обсудить, мы тоже собираемся. Любим летом путешествовать на машине и отдыхать в палатках. Я бы научила родителей ответственности, доброте, пониманию, открытости и любви к детям.

Кристина, 10 лет: В пятницу смотреть конкурс певцов по телевизору и есть вкусняшки — это моя любимая традиция! Я бы научила родителей ни разу в жизни не ругаться, быть спокойными и любящими.

О школе: место смешанных чувств

Зачем вы ходите в школу? Если бы вы на один день стали директором, что бы изменили? Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать хороший учитель?

 

Кристина

Кристина, 10 лет: Моя школа классная! Я люблю идти туда по утрам! Но если бы меня спросили, я бы, пожалуй, попросила учителей быть добрее к детям и изменила бы школьную форму. Считаю, что хороший учитель тот, кто объясняет, любит, шутит и учит.

 

 

 

Соня, 16 лет: В школу нужно ходить для того, чтобы научиться ставить себя в коллективе, уметь чётко выразить свою позицию. Человек — существо социальное, нам всем нужен социум, так вот школа его, скажем так, предоставляет!

На сто процентов могу сказать, что словосочетание «хороший учитель» описывает мою классную руководительницу, учителя русского языка и литературы. Наталья Владимировна — абсолютный профессионал своего дела. У нас всегда было ощущение, что никто лучше неё не знает правил русского или то или иное произведение.

Я с теплотой вспоминаю школу, скучаю по атмосфере уроков или, например, новогодних вечеров и дискотек.

Анюта, 12 лет: В школе хорошие учителя, только учитель по английскому часто кричит. У нас огромный спортзал и красивый актовый зал. Если бы я была директором, то оборудовала бы живой уголок. Хороший учитель — это дисциплинированный, но добрый руководитель.

Максим, 11 лет: Если бы я был директором, то нашёл бы себе пример для подражания и следовал ему, таким образом избежал бы многих ошибок. Я хотел бы убрать тараканов возле нашей столовой. Они мерзкие! Аппетит после встречи с ними пропадает!

Я хожу в школу, чтобы приятно провести время со своими друзьями; если я скажу «узнать что-то новое», то совру.

Тимофей, 13 лет:
 Для меня школа — место смешанных чувств. Наша школа — простая трёхэтажка с комнатами, где «учат».

Будь я директором, я бы убрал баллы оценивания, чтобы ученики не делились на отличников и двоечников. Считаю, что это главная проблема, из-за которой школьники становятся замкнутыми, у них появляется стресс, а также ТРАВЛЯ, из-за которой человек может буквально сойти с ума, пытаясь доказать, что он не хуже других.

Анна, 13 лет: В школу нужно ходить хотя бы ради себя, а не для «галочки» или для родителей. Мы учимся в школе новому. Это интересно. Я бы ничего не меняла в своей школе. Она мне нравится.

О Красноярске: город вне возможностей

В будущем вы бы хотели уехать из родного города или остаться? И почему.

Кристина, 10 лет: Уехать ненадолго и вернуться!

Анна, 13 лет: Уехать туда, где больше возможностей в плане учёбы.

Максим, 11 лет: Я не хочу уезжать из Красноярска. Красноярск — хороший промышленный город. Тут есть много хороших людей. Но и есть задачи, которые мы пока не выполнили до конца. К примеру, надо улучшить нашу экологию. Для решения этой проблемы нужны не только денежные затраты, а понимание горожанами того, что у нас такая задача существует, и её вместе надо решать. Я уверен в том, что буду одним из тех людей, которые скажут об этой проблеме так, чтобы начали слушать и что-то менять.

Тимофей, 13 лет: Для меня Красноярск — это не самый лучший город, я хотел бы уехать. Так как довольно скоро мне поступать в вуз, я бы выбрал Санкт-Петербург, там больше возможностей.

Соня, 16 лет: 
До 18 лет планирую жить в Красноярске, а потом хочу переехать в Москву. Но для родного города в моём сердце всегда будет отдельное место.

Анюта, 12 лет: 
Я уеду в Москву, но в отпуск буду приезжать в Красноярск.

Про Новый год

Какой для вас лучший подарок?

Соня, 16 лет: Мой самый желанный подарок — приезд моей старшей сестры. Она живёт в другом городе, и мы редко видимся. Я ужасно скучаю и хочу, чтобы она как можно скорее оказалась рядом.

Кристина, 10 лет:
 Я хочу собаку породы шпиц.

Максим, 11 лет: 
Я хотел бы получить все способности подводных и воздушных богов. Это будет забавно! С помощью силы полёта я долечу до Тихого океана, встречу белую акулу, подплыву к ней, используя свою суперспособность «жабры», и скажу (на акульем языке): «Здравствуйте, меня зовут Максим, можно взять у вас интервью?». Акула не смогла бы меня укусить, потому что я Владыка Воды и Покоритель Воздуха и управляю её агрессией.

Хотя, конечно, это моя новая выдумка.

Тимофей, 13 лет:
 Что-нибудь вкусное: тортик, конфеты, печенье. Просто я люблю кушать.

Анна, 13 лет:
 Сладости и деньги.

Анюта, 12 лет: 
Я уже не первый год под бой часов загадываю, чтобы мой папа меня полюбил, но, кажется, этого никогда не случится.

— Почему ты думаешь, что папа не любит тебя, Анюта?

— У него есть вторая семья, и когда он говорит, что на работе, слышен детский плач. Иногда он мне может год не звонить и не писать. Да так у многих ребят… Конечно, у меня есть мама, бабушка, кошка, друзья. Но я бы хотела, чтобы папа тоже любил меня.

***


Я планировала провести интервью с тремя ребятами, но желающих оказалось больше. В текст вошло далеко не всё. Дети очень хотят разговаривать, им интересно понимать себя и других.

Александра СЛАВЕЦКАЯ-МАРКЕВИЧ
 
Взято из материалов газеты » Сибирский форум. Интеллектуальный диалог